Газета ветеранского и патриотического движения Башкортостана

Казбек взят!

Казбек взят!

Рафаэль Саматович Исхаков один из тех ветеранов боевых действий, которые продолжают показывать пример мужества и несокрушимого характера даже после того, как на их долю выпадают трудности, которые вполне могли бы заставить других перестать искать для себя всё новых и новых испытаний. У всех мальчишек его поколения в памяти подвиг Алексея Маресьева, вернувшегося в небо после тяжелейших травм. Рафаэль Саматович – не летчик, он – сапер. В Афганистане проходил службу в инженерных войсках. Во время выполнения очередного задания в районе Кабула подорвался на мине и лишился ноги. «Сапер ошибается один раз, – сокрушается Рафаэль Саматович, – это про меня…» Однако совершенно очевидно, что Рафаэль всей своей жизнью опровергает эту расхожую поговорку. «Вот – мы на вершине, облака – ниже нас!» – эти слова он произнес совсем недавно, поднявшись на вершину Казбека, и, наверно, также был счастлив, покорив в прошлые годы легендарные Эльбрус и Белуху. Альпинизм, это вообще – дело военное. Во время любых войн в горах боевые действия ведут только особо подготовленные воины. Кавказ также не раз становился ареной ожесточенных боев. Это свое восхождение Рафаэль посвятил Году памяти и славы – 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. У каждого из нас – своя цель, своя высота. Только Рафаэль выбирает цели потруднее и высоты повыше, да и «взлетная полоса» у него особая – суровые скалы, устремленные прямо в небо. И это дает ему полное право уверенно называть свое воинское звание – капитан запаса. При этом мы отчетливо понимаем – капитан запаса Рафаэль Исхаков сегодня снова на передовой. Мы предлагаем вниманию наших читателей публикацию в газете «Республика Башкортостан», рассказывающую об очередном восхождении Рафаэля Исхакова на свою очередную высоту.

Уфимскому ветерану-«афганцу» с протезом ноги покорилась очередная горная вершина

«Ты просто не сможешь остановиться, тебя будет тянуть в горы снова и снова», — предостерегли как-то Рафаэля Исхакова товарищи-альпинисты. И оказались правы: за последнюю пятилетку он уже взбирался на Эльбрус, высочайшую вершину Европы, и известную сложностью восхождения алтайскую гору Белуху. Буквально на днях 58-летний ветеран вернулся из Северной Осетии, где взял очередную высоту — гору Казбек. А то, что ногу он потерял еще в молодости, подорвавшись на мине во время войны в Афганистане, никакого значения не имеет. Оказывается, даже для такого экстремального вида спорта, как альпинизм, упорные тренировки, мужество и воля к победе куда важнее здоровых ног.

Жанна МИРОНОВА, 20 августа 2020

Все, или никто

— Когда я заключаю договор с турфирмой о восхождении на очередную гору — не говорю им о своей инвалидности, — признается Рафаэль Исхаков. — Зачем раньше времени людей пугать? А дальше уж как получится.

На Эльбрус поднимались большой группой в 24 человека, причем до вершины дошли далеко не все. И большинство из них так и не узнало об особенности ветерана. Группе, штурмующей Белуху, он признался в базовом лагере у подножия горы. Инструктора это не на шутку встревожило: он переживал, что инвалид не справится и подведет всю группу. Рафаэлю и впрямь тогда пришлось нелегко, остальные ребята были моложе и здоровее его, и подниматься наравне с ними получалось только на пределе сил. Но он справился.

Поездка на Казбек началась с неприятного сюрприза. Обычно альпинисты штурмуют гору со стороны Грузии, но когда группа приехала — границу, как оказалось, еще не открыли, хотя ждали этого со дня на день. Пришлось подниматься с российской стороны, а там дорога потруднее. Путь лежал по узкой тропе через Кармадонское ущелье, где погибла съемочная группа Сергея Бодрова.

Зато в конце ущелья, на высоте двух тысяч метров есть уникальное место — радоновые ванны, наполненные водой разной температуры, от горячей до чуть теплой, из термальных источников. Разумеется, ни один альпинист не может пройти мимо такого бесплатного «санатория». На ваннах Рафаэлю Исхакову и пришлось открыться товарищам. Было их в группе четверо из разных городов России — трое мужчин и одна женщина. Но инструктор отнесся к такому известию совершенно спокойно: лучшей рекомендацией для него стал «послужной список» покоренных вершин, однозначно свидетельствующий о возможностях альпиниста.

— Людям со средней физической подготовкой в таких горах не место, — рассказывает Исхаков. — Если на Эльбрусе можно вернуться с полпути, то Казбек штурмуют «в связке» — связанные одной веревкой. И если кто-то не тянет, то не возьмут вершину и остальные. Об этом сразу предупреждают: дойдут или все, или никто.

Осторожно, «горняшка»!

Казбек очень крут. Не в переносном, а в прямом смысле: местами приходится карабкаться по практически вертикальной каменной стене. Федерация альпинизма повсюду провесила металлические тросы, к которым нужно прицепляться для страховки. Взбираться таким способом предстояло два дня, до штурмового лагеря. Внизу, у подножия горы, за тридцать градусов жары, а здесь — снег и лед.

— Оттуда уже штурмуют вершину, — рассказывает ветеран. — Восхождение начинают в два часа ночи, оставив все вещи в лагере, практически налегке. С собой лишь термос с чаем, шоколадка. Почему так рано? Чтобы до обеда успеть вернуться в лагерь. С ночи наст твердый, а вот днем солнце начинает припекать — и все подтаивает, возрастает вероятность снежных лавин, обвалов.

По плану группа должна была для акклиматизации провести сутки в штурмовом лагере, но инструктор предложил идти на вершину уже наутро, чтобы не упустить отличную ясную погоду. Были и сложности. Один из попутчиков не успел привыкнуть к разреженному воздуху и при подъеме постоянно задыхался. У альпинистов это называется «горняшка», или горная болезнь. В той или иной степени на определенной высоте ее симптомы появляются у большинства: возможны головная боль, одышка, расстройство желудка, обострение хронических болезней. Приходилось то и дело останавливаться, поэтому вместо запланированных пяти часов подъем на вершину занял восемь.

— Параллельно шли еще несколько групп — человек сто в общей сложности встретили, — вспоминает Исхаков. — Поднялись мы позже всех, было уже десять часов утра.

Впрочем, это оказалось неплохо. Дело в том, что вершина Казбека имеет совсем небольшую площадь. К примеру, пик Эльбруса представляет собой плато размером с футбольное поле. Здесь же — просто площадка размером с комнату, и группа порадовалась, что остальные альпинисты к тому времени уже освободили территорию. Видимость по ясной погоде была прекрасная, видно даже Эльбрус. Короткая передышка, десять минут на фотографирование — и уже пора обратно.

Обратно тоже припозднились — парень, страдавший горной болезнью, чувствовал себя неважно и при спуске. Уже в темноте, с фонариками, выбившись из сил, переправлялись через горную речку. Зато дальше альпинистов ждал царский подарок: сэкономленный день они провели на радоновых ваннах, блаженствуя в теплой воде и смывая усталость.

— Спускаться на протезе гораздо труднее, чем подниматься, — делится ветеран. — Но я по предыдущему опыту восхождения уже знал, что сил и дыхания мне хватит, а все внимание следует сосредоточить на ногах: ступать на камни аккуратно, беречь их как зеницу ока. И если с Белухи я еле спустился на натертых, опухших ногах, то здесь справился гораздо лучше. Вообще, Казбек дался мне проще.

Орден за пример

Обычно ветеран за полгода до очередного альпинистского похода начинает активные тренировки: плавает в бассейне, ездит на велосипеде, карабкается на крутые склоны у памятника Салавату Юлаеву с пудовой гирей в рюкзаке. В этом году из-за самоизоляции пришлось внести изменения в программу. Велосипед заменил велотренажером, на котором каждый вечер после работы накатывал по 20 километров. Плавать и ходить пешком пришлось на даче.

Спрашиваю у ветерана: какие вершины он собирается штурмовать в следующий раз, через год-другой?

— Хватит гор, — вмешивается его супруга Рамиля. — Я каждый раз так переживаю, когда отпускаю его — мало ли что может случиться. Ходить нужно по земле!

— Можно и пешие маршруты начать осваивать, — покладисто соглашается Рафаэль. — Есть, например, камчатские сопки. В Турции есть интересные тропы, в Гималаях.

А Рамиля рассказывает: неугомонный супруг гору себе отыщет, где угодно, и непременно взберется на нее. Вот в мае прошлого года отдыхали они в санатории в Крыму. И оказалось, что до самой высокой точки Крымских гор, Ай-Петри, ехать на автобусе «всего лишь» три с половиной часа — ну как упустить такую возможность?

В первое же воскресенье, когда в санатории нет процедур, Исхаков в одиночку отправился туда. Возвратился несолоно хлебавши: не смог найти нужную тропу, ведущую на вершину. Через неделю, прошерстив интернет, поехал туда вновь, да еще и товарища с собой сманил. Поднялись на вершину, а там — сплошная цивилизация: кафе, сувениры, аттракционы, толпы туристов. Разочаровало: не за тем люди в горы идут.

Ветерана часто приглашают проводить «уроки мужества» со студентами и старшеклассниками, где он рассказывает и о службе в армии, и о боевом опыте, и об альпинизме. Он считает это своим долгом.

— В моем детстве такие уроки проводили ветераны Великой Отечественной, а теперь наш черед подавать молодежи пример, учить патриотизму, — уверен Рафаэль Исхаков. — Важно донести им, что кроме «хочу», есть еще понятия «надо» и «кто, если не я».

А в прошлом году глава республики Радий Хабиров вручил ветерану орден Салавата Юлаева — за военно-патриотическую работу с молодежью. И правда, вряд ли кто-то сможет подать лучший пример подрастающему поколению.

https://yandex.ru/turbo/s/resbash.ru/articles/sport/Kazbek-vzyat-418378/
Опубликовано 22 августа 2020 в рубрике Жизнь - подвиг

Подписка

Важные страницы

Все рубрики