Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
            01
02 03 04 05 06 07 08
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Газета ветеранского и патриотического движения Башкортостана

Дорогами Афганистана – дорогами памяти

Дорогами Афганистана – дорогами памяти

Съемочная группа документального фильма «Возвращение шурави» прошла дорогами Афганистана, вспоминая былое и отмечая приметы нового…

...О ветеранах Великой Отечественной войны вспомнили только через двадцать лет после ее окончания, когда раскаты «холодной войны» потребовали истинных примеров и истинного воплощения подлинного патриотизма. Своим воинским духом и героическим примером ветераны Великой Отечественной снова спасали свою Родину. И это был тоже подвиг. Их опыт оказался востребованным. После окончания Афганской войны тоже прошло двадцать лет… Однако об этом подвиге, кажется, сегодня и не думают вспоминать. Как будто Родина уже не нуждается ни в защитниках, ни в героях. Огромный патриотический опыт современности предается забвению. Что у нас впереди – пустота?! И даже иногда кажется, она готова нас поглотить… Не пора ли опомниться?! Не пора ли сказать всю правду?! Не пора ли развенчать миф о войне в Афганистане, как о войне бессмысленной? Задумаемся о будущем: ветераны боевых действий – беззаветно преданные своему Отечеству – сегодня едва ли не самые важные в этой стране люди…

Заметки в пути

Мир постоянно балансирует на грани войны – за природные ресурсы, за экономическое и политическое влияние. Война уже расползается по всему миру. И Россию тоже пробуют и на выдержку, и на прочность. Сегодня Ливия и Киргизия, завтра Казахстан и Белоруссия, кто следующий? Ветераны боевых действий – единственная сила, которая могла этому противостоять…

Солдатские истории – бесконечны. Мы же хотели успеть сказать главное – Афганистан показал, что наша Армия была и остается наследницей духа и вековых традиций великой русской армии, русского офицерства – воинской чести и доблести, человеческого достоинства и благородства:

– Мы можем вам рассказать, как отстоять страну, а вы должны сделать так, чтобы мы – выжили…Сегодня уже нет в живых почти двадцати пяти процентов тех, кто прошел Афганскую войну. Казалось бы, нас кинули на ту войну «желторотыми цыплятами», а мы на самом деле таковыми не были, мы были – солдаты великой страны и отлично понимали: если воевать – то будем воевать с честью и достоинством… Тем более, что большинство – уходили добровольцами. И домой мы уже возвращались мужчинами, знающими цену и жизни, и смерти, цену чести и – цену безчестия…

Это – мнение ветеранов…

Сегодня шурави возвращаются. Возвращаются из забвения и молчания. Главный удар нашими противниками – оппонентами сегодня наносится именно по нашей памяти и нашей истории. Пересматриваются смысл и итоги Второй мировой войны… Дальше отступать некуда… Мы должны понять и свое время, и самих себя. Без прошлого, как известно, нет будущего… Какое оно, наше прошлое?

Мы уже сообщали нашим читателям, что с 19 по 25 июля съемочная группа документального фильма с рабочим названием «Возвращение шурави» находилась в Афганистане. Документальный фильм снимается по инициативе Уфимского городского отделения Российского союза ветеранов Афганистана (РСВА) и Региональной общественной организации «Ветеран» РБ. 26 июля, накануне Дня ВДВ России, участники группы благополучно вернулись в Уфу

В ходе поездки состоялись десятки незабываемых встреч, прежде всего – с простыми афганцами, которые с большим интересом отнеслись к предложению поделиться своими воспоминаниями о тех годах, когда не только шли военные действия, но и общими усилиями возводились народно-хозяйственные объекты, школы, а также рассказывали о ситуации в Афганистане сегодня. Ну а наши ветераны с огромным интересом всматривались в новый Афганистан, узнавая и не узнавая те места, где более тридцати, двадцати пяти или двадцати лет назад они по призыву Родины выполняли свой интернациональный долг.

С тех пор в Афганистане многое изменилось. И только напряженность общей обстановки и неопределенность будущего этой страны все еще остаются прежними. Часть районов Афганистана была вполне доступна для посещения. Другая же часть оказалась для нас закрытой. И вовремя почувствовать опасность помогали нам сами местные жители, которые, встречая съемочную группу, иногда решительно предостерегали: «Нет-нет, дальше нельзя, дальше – талибы…»

Съемки эпизодов будущего фильма проводились в Панджшерском ущелье, в Чарикарской долине (так называемой «чарикарской зеленке», во время той войны имевшей славу одного из самых гиблых мест), в самом городе Чарикар, в городе Герат, на электростанции «Наглу» в районе Суруби, которая способна на 50 процентов обеспечить потребности Кабула в электроэнергии и в настоящее время восстанавливается с участием российских специалистов, на перевале Саланг, где тоже в те годы нередко шли ожесточенные бои… На перевале Саланг съемочная группа фильма на расположенном достаточно высоко над трассой скальном уступе установила памятную мемориальную доску, накануне отъезда группы освященную Хазратом Усманом и отцом Виктором (Ивановым), с надписью:

«Памяти павших, во имя живых
Воинам-интернационалистам

Республики Башкортостан

Уфа – Кабул

2011 г.»

Эта акция – долг святой памяти погибшим землякам, помимо съемок фильма, также была одной из целей поездки. В свою очередь момент установки памятной доски предположительно станет одним из ключевых эпизодов будущего фильма, который в ближайшие дни начнет обретать свои реальные очертания уже на режиссерском монтажном столе.

В настоящее время ведется расшифровка отснятого материала, осуществляется предварительный монтаж ключевых эпизодов будущего фильма, составляется план дополнительных съемок в России, а также начинается подготовка к озвучиванию фильма. В частности ведутся переговоры о его музыкальном сопровождении с участием лидера группы ДДТ Юрием Шевчуком. Проводится также ряд других необходимых технологических операций в большом и сложном процессе создания итогового варианта фильма.

Фильм планируется выпустить на экраны в конце осени текущего года.

Дорога на Саланг

Поднимаясь на перевал Саланг, из жаркого лета попадаешь едва ли не в зиму. Во всяком случае, в конце июля здесь казалось, что, не смотря на солнечную погоду, можно ожидать «белых мух»: настолько холодным и пронизывающим на высоте почти 4000 м. был ветер.

Вереницы перегруженных «камозов» медленно ползут вверх и вниз по бесконечному серпантину. Между грузовиками снуют юркие легковушки самых разных мастей. Им-то подъем дается гораздо легче. За ними и пытался угнаться, стараясь вовремя поспеть к месту назначения, микроавтобус со съемочной группой из Башкирии. От Кабула дорога не близкая. А светлое время суток для съемок весьма ограничено. И все же не выдержал афганской крутизны наш «японец», сдался, дымя всеми своими внутренностями… Благо подвернулся автобус: хоть и переполненный, но водитель все же согласился «взять на борт» десяток новых пассажиров – бакшиш везде бакшиш…

С южной стороны галерея, защищающая дорогу от лавин и камнепадов, непосредственно смыкается с входом в тоннель, зато на северной стороне хребта дорога вырывается прямо навстречу солнцу…

Там, на северной стороне, установлен один из немногих на афганской земле и сохранившийся до сих пор, причем не тронутый ни чьей недоброй рукой, памятник советскому солдату: Сергей Мальцин, уступая дорогу афганской машине, крутанул свой руль в пропасть… Если и бывают здесь наши соотечественники, то непременно отдают дань памяти солдатскому мужеству. Память об этом подвиге самопожертвования хранят и сами афганцы.

За туннелем на северной стороне по обе стороны от трассы разлетаются вверх горные хребты Гиндукуша. На левой стороне по ходу движения у подножия склона – памятник Сергею Мальцину. А съемочной группе и героям фильма предстояло подняться по склону еще метров на сто. Там, «на семи ветрах» и было решено на ровном скальном выступе закрепить нашу памятную мемориальную доску.

Посещая афганскую землю, ветераны той войны непременно стремятся отдать долг памяти своим павшим товарищам. И установка мемориальной плиты – не просто эпизод для фильма. Оператор Юрий Шиповский здесь только подчинялся действиям ветеранов. Выстраивать «кадр» не получалось, да и не было такой задачи. Было душевное волнение и душевный подъем. Слов было сказано мало. Но и слова тоже не были нужны. Вот плита установлена: «Памяти павших, во имя живых. Воинам-интернационалистам Республики Башкортостан. Уфа – Кабул. 2011». Минута молчания. Несколько фото на память. Группа спускается к дороге. Памятная плита остается где-то там, высоко над трассой. Там, где редко ступает нога путника. И все же она различима. Солнечные лучи отражаются от ее полированной поверхности и снизу кажется, что она сияет как маленькая звездочка на скальном уступе. Так же, как просияли и безвременно погасли жизни наших солдат, павших за Отечество на той далекой войне. Живым же суждена скорбная и благодарная память о них. И еще – душевная потребность зажигать вот такие, пусть маленькие, но очень яркие светильники в их честь…

Внизу группу поджидали заинтересованные мальчишки. Короткий разговор и понимающие кивки: да-да, шурави… («бали-бали, шурави…»). Самый старший и смышленый из них получает в подарок богато украшенные сувенирные нарды:

- Ты присматривай! – ветераны показывают на склон, где укреплена мемориальная доска…

- Бали-бали, шурави, корошо!

Саид

За все время поездки у автора этих строк не возникало ощущение некой «заграничности». Да – свои особенности, да – своя экзотика. Однако, приезжему из мусульманской республики и сама эта экзотика не казалась чем-то уж очень особенным. И мечети, и минареты, и пение муэдзина – все было привычным. Добрый приветливый народ. Даже явно спешащие по своим делам люди готовы остановиться, чтобы у приезжего с фотоаппаратом получился хороший кадр. На лице – всегда приветливая улыбка… Единственное, что действительно не дает забыть, что ты не дома – невозможность пройти по Кабулу хотя бы один квартал и не встретить при этом десяток людей, вооруженных АКМ. Кабул превращен в неприступную крепость. А так – все спокойно…

На главной торговой улице Кабула встречаем соотечественников.

– Ветераны? Вы только ни в коем случае не говорите, что вы здесь воевали!

– Почему?! Мы со всеми нашими собеседниками говорим об этом открыто…

В Интернете уже давно считается дурным тоном после поездки в Афганистан радостно сообщать: шурави здесь уважают и относятся к ним с большой доброжелательностью… Мол, хватит, и с первого раза запомнили! И все же – почему? Ведь была война, война страшная, как и всякая война, иногда – ожесточенная… Вот и наш режиссер Сергей Барабанов все время повторяет: мы будем снимать честный фильм! Так почему же?

…Наша машина уже в который раз несется по Чарикарскому шоссе. Однако на этот раз – уже после рабочего дня, почти на ночь глядя, по приглашению, от которого группа просто не могла отказаться. А приглашение такое: просто побывать в гостях у уважаемых людей…

На полпути к Чарикару круто поворачиваем налево, врезаемся в «зеленку» и по лесному грунтовому серпантину начинаем подниматься в горы. Дорога ветвится, как запутанный лабиринт. Путь указывает только ведущая машина. «Бог Ты мой, – проносится в башке, – случись что – никто никого никогда не-най-дет!» Успокаивает только мысль, что едем в гости к одному из высокопоставленных чинов кабульской полиции. И вот мы почти на самой вершине. Падающее за горные хребты солнце освещает великолепный вид на распадки… Приветствия, чай, сладости, короткая беседа. Трогаемся в обратный путь. Но не в гостиницу. Оказывается, это было только первое посещение. Так сказать, разминка.

Выскакиваем на шоссе, но теперь делаем поворот направо – там другое имение. Нас встречает его хозяин – Саид, Он возглавляет один из местных ЧОПов, у него «под ружьем» около двух тысяч сотрудников. В прошлом – один из полевых командиров. Большой дом, бассейн для плавания с ледяной водой, а главное – настоящая русская баня! Но прежде – щедрый на многочисленные мясные блюда ужин… После всех гастрономических и банных с купанием удовольствий, собираемся за столом под луной. Горячий зеленый чай, а к нему – непременный миндаль в сахарной пудре…

Слово – за слово…

– Здесь, за горкой – кишлак Баку… Его все десять лет войны ваши никак не могли взять… Я тогда еще совсем молодым был. Мы знали про ваших: один командир здешней воинской части получит новое назначение – приходит другой: «Вы что, этот кишлак который год взять не можете? Ну-ка я сейчас его…» Очередной артобстрел, атаки… И все без толку. А секрет был в том, что под кишлаком большущая система подземных ходов – киризов. В мирное время это система водотока, а тогда – идеальное укрытие. Пробьются ваши через первый рубеж, мы откатываемся на второй, на третий… Так и продержались все десять лет… В каждой здешней семье не меньше двух погибших...

– Саид, а ты знаешь, кто тогда за этот участок отвечал? Вот – он!

Раздается дружный смех.

Один из членов группы, подливая себе чай, смущенно улыбается:

– Да, было дело…

На прощанье задаю вопрос:

– Саид, а что вы чувствовали, когда советские наконец-то ушли из Афганистана?

– Не знаю, даже не вспомню, знаешь – я тогда в тюрьме сидел…

У Саида прошлое богато на приключения. Он практически без акцента говорит по-русски. Прежней властью арестовывался, бежал, отняв у конвоира – советского солдатика – автомат, который сразу выбросил… Снова задерживался, побывал с тем солдатиком, который тоже сколько-то отсиживал за утрату оружия, на очной ставке. Слава Богу, все обошлось, оба остались живы…

Вот и разберись в ветеранских отношениях. Раз сидят за одним столом и мирно пьют чай – значит так надо…

Панджшер – ущелье пяти приключений…

Вход в Панджшерское ущелье когда-то был, наверно, едва различим. С одной стороны дороги – нависающие скалы, с другой – обрывистый берег одноименной речки.

Сегодня здесь проложено асфальтированное шоссе, вьющееся по самому краю бездонных пропастей. А двадцать – тридцать лет назад все было иначе. Каменистая грунтовая дорога вела практически в неизвестность. Тогда засада могла поджидать за каждым поворотом. Впрочем, так оно и было. На протяжении всего маршрута до сих пор сохранились красноречивые следы бесчисленных боестолкновений: боевая техника, оставленная на поле боя, постепенно врастает в афганскую землю. Для многих наших ветеранов Панджшерское ущелье – это или район дислокации, или то легендарное место, о котором приходилось не раз слышать от боевых товарищей. Здесь шли одни из самых ожесточенных боев той войны…

У въезда в ущелье – блокпост. Солдаты афганской армии просят предъявить документы. Однако нашему водителю и переводчику Маджиту оказывается достаточно сообщить, что в машине съемочная группа из России, и нас беспрепятственно пропускают. Через несколько минут горы расступаются и Панджшер раскрывает все свои красоты величественного и прекрасного горного ущелья, от которых порой просто захватывает дух: настолько прекрасна здесь природа.

Но ветераны едва узнают здешние места. Это и неудивительно. Ведь тогда, во время прохождения службы, они смотрели на все окружающее совсем другими глазами. За очередным поворотом открывается панорама широкой долины.

– Вот-вот, здесь мы десантировались…

Где-то там, под самым небом, вершины горных хребтов. По ним пролегали дороги наших патрулей…

Часть нашей группы – однополчане, служили в разные годы в «полтиннике» – 350-м парашютно-десантном полку, в батальоне быстрого реагирования. Именно ребятам из «полтинника» больше всех пришлось исходить по этим горам, именно они изо дня в день «чесали зеленку", практически не вылезали из боевых действий. И если в этих, тогда считавшихся самыми гиблыми местами, кому-то приходилось особенно туго, на выручку приходили именно они… Зоной ответственности «полтинника» была часть трассы от южного выхода из тоннеля, и дальше – от Чарикара до Кабула, а также само Панджшерское ущелье.

Съемки очередного эпизода фильма… Затем – другого… В самом глухом уголке ущелья, в конце одного из его бесчисленных ответвлений группа попадает в лагерь местного охранного отряда. Вооруженные АКМ, его бойцы выполняют тренировочные упражнения. От их воинственного вида становится слегка не по себе. «Похоже, что после войны мы здесь первые из россиян…» Тем не менее, еще один сюжет о жизни современного Афганистана снят.

Незаметно подкрадывается вечер. Пора возвращаться. В сумерках особенно обостряется восприятие. Каждый шорох, напоминает о былом. Естественное чувство тревоги подгоняет всех. Как-никак, а и сегодня в Афганистане идет война, другая, но война... Реальная и почти повсеместная. «Пора выбираться из этой «зеленки» – шутит кто-то на соседнем сиденье. Уж лучше бы он промолчал! Дорога становится различимой только в свете фар на ближайшие 5 – 10 метров… Эх, не буди лихо, пока оно тихо… И – не торопись, а то опоздаешь… Как это верно! Незамеченный вовремя нашим водителем камень обеспечивает нам рваное колесо и пробитый картер…

Стоп машина! Единственное светлое пятно – от карманного фонарика. А над головой – незнакомое, но удивительно красивое, с мириадами звезд небо. Впрочем, глухая безлунная ночь в Панджшере – это совсем не весело и не романтично. Вокруг – ни души. И только одинокая машина на безлюдной дороге, битком набитая бывшими российскими десантниками...

По обеим сторонам дороги где-то высоко над головой чернеют хребты Гиндукуша.

Несмотря на понятное душевное волнение, кто-то придается секундному воспоминанию:

– Вот по этим вершинам мы и продвигались... Мелькнет впереди чья-то фигура: «Свой?» Если не свой – тогда и начиналась самая «веселуха»...

Впрочем, не зря говорят – десантники бывшими не бывают… Домкрат не подходил под нашу низкую раму, поэтому автомобиль пришлось приподнять на «раз-два-взяли!» Запасное колесо оказалось, правда, от другой машины и ужасно скрежетало, но вращалось. Обнаруженный каким-то чудом клей позволил куском картона временно заделать пробой картера: масло продолжало капать, но ручьем литься перестало. До ближайшего кишлака и обнаруженной на его окраине мастерской машину с грехом пополам удалось все же как-то общими усилиями дотолкать.

Но и здесь нам ни чем не могли помочь: маленький кишлак – маленькая мастерская. Нашелся, правда, литр неведомого масла, которое через импровизированный шприц, сейчас же изготовленный из пластиковой бутылки, куска трубки для питья сока и скотча, удалось все же неведомыми путями закачать в картер. Давление масла слегка повысилось, а вместе с ним и настроение группы. Машина побежала чуть быстрее. В следующем кишлаке мастерская оказалась побогаче. Но хозяин уже, наверно, спал крепким сном. Однако, вездесущие мальчишки, предчувствуя бакшиш, бросились его будить. В течение часа колесо было перемонтировано, картер получил еще два литра масла. Но от приглашения попить чаю все дружно отказались…

Зубовный скрежет колеса исчез, двигатель набирал обороты и скорость. На блокпосту на въезде-выезде нас встречали уже как старых знакомых. Поинтересовались, почему это мы, на ночь глядя, отправились в путь? Получив ответ, сочувственно покивали и подняли тяжелый шлагбаум, махнули на прощанье рукой.

До свиданья, Панджшер!

Школа дружбы и честности

Известно, что до ввода Ограниченного контингента Советских войск и после Советский Союз в Афганистане много строил. Самые разные совместно возведенные народно-хозяйственные объекты усиленно питали экономику этой страны. Один из эпизодов будущего фильма был снят в уезде Суруби на электростанции «Наглу» , которая сегодня восстанавливается российскими специалистами, а другой – в Чарикарской школе, которая построена по инициативе тогда советского советника, а ныне – известного предпринимателя Рамиля Бигнова.

– Моей задачей советника было помогать афганской революционной молодежи создавать свою организацию, а я пошел дальше – выступил с инициативой построить две школы – одну в городе Чарикар, а другую – в уезде Дехсабз, теперь – пригородный район Кабула. Обе школы были успешно построены, несмотря на то, что автомобильные колонны со строительными материалами и оборудованием для школ приходилось порой проводить под душманским огнем. Оборудование для школ везли из Башкортостана, а строительные материалы – из Челябинской области, тогда побратима провинции Кабул…

Съемочная группа ставила своей задачей найти обе школы, однако добраться удалось только до одной – в Чарикаре, а вот на границе Дехсабза патруль категорически советовал повернуть обратно: дальше – талибы…

Несмотря на то, что наш визит был неожиданным, в школе нас встретили как дорогих гостей. Оказалось, что здесь прекрасно помнят, как общими усилиями методом народной стройки возводилась эта школа. И местные жители, и советские солдаты – все на равных трудились на ее стройплощадке. Нашлись даже преподаватели, которые работали в этой школе в те годы. Среди них – заместитель директора школы-лицея Абдул Сабур Амири. Тогда школа так и называлась – школа Советско-афганской дружбы. Теперь, правда, она переименована и называется «Честность» или, в несколько ином переводе, – «Искренность". Однако память о былом и суть того, что в прямом и переносном смысле было заложено в ее фундамент – дружба, честность и искренность – в полной мере сохраняется и до сих пор…

В кабинете директора школы накрывается чайный стол. Подаются сладости: гости после дальней дороги!

Но время не ждет. Разворачивается съемочная камера. Ставится свет. Все готово для работы. В подарок гости преподносят директору школы г-ну Мир Садки Исмат Сададу несколько богато изданных в России книг Корана, которые с благодарностью принимаются. А также сувенирные шахматы, предоставленные нашей фирмой Агидель.

– Как вы угадали, – улыбаются присутствующие, – наш директор очень любит играть в шахматы!

Затем вопросы – ответы.

– И вот еще одна очень показательная часть истории нашей школы, – подчеркивает ее директор г-н Садад. – Когда пришли талибы и пакистанцы, осаждая перевал Саланг, занятый войсками Северного альянса, они удалили из этой местности всех мирных жителей. А когда мы вернулись, то оказалось, что одно из главных зданий школы разрушено почти до фундамента. Предлагались самые разные варианты восстановления школы, но мы настояли на том, чтобы здание восстанавливалась в прежнем виде и на прежнем фундаменте. Мы считали это самым правильным решением. Сегодня школу ежедневно в три смены посещает шесть тысяч детей. День – мальчики. День – девочки. Во всей округе это самая большая школа. Но нам, к сожалению, многого не хватает из учебного оборудования. Будем очень рады, если Россия нам снова поможет…

Когда съемочная камера была уже выключена и наступали минуты прощания, разговор коротко коснулся нынешнего американского присутствия в Афганистане.

– Нет-нет, американцы ничего не строят и ничем нам не помогают. И, знаете, американцы никогда вот так, как вы, не сядут с нами за один стол выпить чаю, никогда не пожмут протянутой руки…

Долго не расходились и учащиеся, принимавшие участие в съемках. Они обступили гостей и с интересом рассматривали наши сувениры, в частности – фотографии Уфы и живописных мест Башкортостана, расспрашивали о республике, интересовались образованием в России, поражая своей любознательностью и заинтересованностью.

Невольно возник естественный вопрос:

– А где бы вы хотели учиться дальше?

– Конечно в России! Только это невозможно…

– Почему?

– Ведь это очень дорого!

– Почему вы так в этом уверены… А если бы такая возможность появилась, вы бы согласились?

– Конечно! Еще бы! С радостью!

Перед школой для прощальной фотографии собрался почти весь преподавательский состав школы.

- Приезжайте еще, будем рады...

И в тот момент мы действительно расставались с надеждой на новые встречи, настолько радушным был прием, настолько искренней с обеих сторон была заинтересованность в продолжении диалога и сотрудничества... Случится ли?

Когда группа рассаживалась по имеющимся в нашем распоряжении двум стареньким легковым автомобилям - такси, один из ее участников В.С.Бабин, махнув рукой вдоль улицы, проходящей мимо школы в сторону вздымающихся вдалеке гор, припомнил:

– Вот по этой самой дороге мы и выдвигались с базы Баграм в те горы на подавление огневых точек душманов...

Как же тесно все здесь тогда переплеталось: и мирная стройка, и душманские обстрелы, несмотря на которые простые жители города все же упорно строили для своих детей школу...

Кстати, хорошо известно, что душманские командиры и их инструкторы внимательно следили за тем, чтобы горные душманы не имели никаких контактов с равнинными жителями и не знали, как обновляется жизнь. Уже потом, после окончания военных действий и ухода шурави, они с удивлением обнаруживали на месте нищенских лачуг кварталы современных жилых домов, детские игровые площадки, школы, артезианские скважины с чистой питьевой водой и еще много чего полезного и невиданного в тысячелетнем Афганистане... Кто-то потом признавался: а не напрасно ли мы так отчаянно боролись с теми, кто все это создавал, ведь не были они похожи на грабителей и завоевателей, нет, не были...

Вместо заключения

Только неделя отводилась группе на съемки материалов для будущего фильма на территории Афганистана. По традиционным киношным меркам – это ничтожно мало. Для осуществления всего задуманного требовалось времени хотя бы в три раза больше. Однако приходилось тщательно экономить средства. Но даже в такой обширной публикации рассказать обо всем увиденном и пережитом практически невозможно.

Так, например, неизгладимое впечатление произвела встреча в Кабульском университете с заведующим кафедрой русского языка профессором Джаном Кучаем, человеком, который с огромной любовью и преданностью служит русской культуре и русской словесности.

Во времена власти талибов, г-н Джан Кучай был арестован и подвергнут нечеловеческим пыткам только за свою преданность русскому языку и культуре. С тех пор на его теле остались многочисленные шрамы, повреждено зрение.

– «Почему ты сотрудничал с безбожниками?» – таково было единственное обвинение, предъявленное мне моими палачами, – вспоминает г-н Кучай. – Я отвечал, что на любой учебной кафедре существуют утвержденные планы занятий, разве это – преступление?

– Только чудом мне удалось избежать смерти, – продолжал свой рассказ профессор. – За побег из тюрьмы мне пришлось заплатить, отдав два имеющихся тогда у меня дома.

– Талибы лишили меня здоровья, возможности иметь семью. И сегодня в моей жизни нет ничего, кроме любви к русскому языку и русской культуре. И еще – моих студентов, которых могло бы быть гораздо больше, если бы Россия оказывала нам помощь в организации учебного процесса и стипендиальной стажировки. Посмотрите, как активно финансируют свои профильные кафедры англичане, французы, китайцы… А разве России не интересен его ближайший сосед – Афганистан?

Впрочем, мы, кажется, выходим за рамки того, чему будет посвящен наш фильм. И только одно извиняет наше желание как можно больше рассказать о сегодняшнем Афганистане: здесь, в Афганистане, очень и очень многие помнят и действительно всегда с уважением отзываются о советских – шурави… А значит, несмотря ни на какие просчеты, шурави оставили в этой стране свой добрый след. И память эта, как некая добрая звезда, будет долго указывать нам путь дружбы и сотрудничества, предостерегая от былых ошибок.

А завершить свой рассказ хочу словами, которые принадлежат не мне, а одному из наших ветеранов, человеку пишущему и явно литературно одаренному – Минираису Батталову. Один из своих рассказов он заканчивает так: «Я не нарушал законов войны, остался человеком. Часто вспоминаю того душмана, что махал мне чалмой...

– Прощай, бача! Прощай, родной... Ты часть моей памяти. Мы воевали с тобой, потому что не поняли друг друга…» А жаль… Но ведь у нас есть еще время… И главное – у нас есть не только прошлое, у нас есть будущее.

Дмитрий Денисов.

Фото автора.

На снимках: мемориальная доска «Памяти павших, во имя живых. Воинам-интернационалистам Республики Башкортостан» установлена на перевале Cаланг; флаг РСВА - на перевале Саланг; у памятника Сергею Мальцину; патруль на улицах Кабула; дорогами горного Афганистана.

Послесловие

Накануне приезда съемочной группы документального фильма «Возвращение шурави» в Кабул, политическая и военная обстановка в Афганистане напоминала готовый взорваться фугас или пороховую бочку с подожженным фитилем... Но ехать было надо: визы получены, билеты куплены. И кто знает, не станет ли Афганистан уже через месяц или два недоступным совершенно…

В настоящее время подразделения главного оппозиционного движения в стране – Талибана перешли к новой стратегии войны, основанной на отказе от фронтальных боевых действий в пользу непредсказуемых по месту и времени диверсионных акций, совершаемых небольшими отрядами. Они отказались от фронтальных боев против крупных военных соединений противника и перешли к использованию отрядов, не превышающих по численности 50 человек, сократили до минимума любые боевые контакты с войсками в пользу операций против менее опасных мишеней. При этом силы ISAF теряют все свои армейские преимущества. Отсутствие фронта как такового, ожидание атаки где угодно и когда угодно, оказывает огромное, в том числе и психологическое дестабилизирующее воздействие…

Вот только некоторые из свидетельств.

10 марта солдаты НАТО по ошибке убили Хаджи Яра Мохаммада Карзая – двоюродного дядю президента Афганистана. Об этом сообщил общественности глава провинциального Совета Кандагара, сводный брат президента – Ахмад Вали Карзай. Все произошло в их родовой деревне Карз в южной афганской провинции Кандагар, откуда солдаты пытались выбить боевиков оппозиционного движения «Талибан». А 12 июля агентом талибов в собственном доме был застрелен и сам младший брат президента – Ахмад Вали, занимавший должность главы совета провинции Кандагар. 27 августа в результате покушения погибает и глава администрации Кандагара Гулям Гейдар Хамиди…

Первым из крупных политических убийств в Афганистане за 2011 год стала гибель генерала Мохаммад Дауд Дауда, командующего 303-й зоной региональной афганской полиции «Памир». Помимо генерала Дауда погибли еще 5 человек, в том числе начальник тахарской полиции и двое немецких военных…

В июле два громких политических убийства, жертвой одного из них стал Вали Карзай, а другого – еще опять же человек из ближайшего окружения президента Афганистана – советник президента по племенным вопросам Джан Мохаммад Хан: вместе с еще несколькими людьми он был расстрелян боевиками, ворвавшимися в его дом.

Через две недели после возвращения нашей съемочной группы в Россию 14 августа днем боевики атаковали комплекс зданий в административном центре афганской провинции Парван – городе Чарикар. Здесь съемочная группа проезжала раза два в день… В результате взрывов, произведенных террористами-смертниками и ожесточенных боев в центре города, по официальным данным погибло около 20 человек, и еще 35 человек получили ранения. Ответственность за вооруженное нападение взяло на себя движение «Талибан»…

9 августа в под Кабулом талибами был сбит тяжелый двухвинтовой американский транспортный вертолёт «Чинук». При этом погибло около 30 американских военнослужащих. Среди них, по слухам, были и те, кто участвовал в акции по уничтожению Бен Ладена. Спецподразделения НАТО район блокирован полностью, однако силы талибы без потерь покинули район крушения. Они также утверждают, что перед этим терактом за последние 48 часов сбили 4 вертолета НАТО в разных провинциях Афганистана…

А 19 августа, в день, когда Афганистан отмечал 92-ю годовщину независимости от Великобритании, талибы атаковали британскую дипмиссию и представительство ООН в Кабуле, расположенные примерно в том же районе, в котором и скромный отель «Cedar House», где проживала съемочная группа фильма. Три сильных взрыва, восемь погибших – среди них солдат НАТО и афганские полицейские, десять раненых. Действовали смертники. На огороженную территорию прорвалась группа талибов. Восемь или девять человек, вооруженных автоматами и гранатами. К месту происшествия поспешили дополнительные силы полиции и военнослужащих…

В Афганистане у нас осталось немало и личных друзей, и тех, кто с большой симпатией относится к России…Трудно себе представить, с чем им придется столкнуться, если кризис будет нарастать…

Подписка

Важные страницы

Все рубрики