Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Газета ветеранского и патриотического движения Башкортостана

Подвиг жизни, подвиг мужества

Подвиг жизни, подвиг мужества

Двадцать четыре года российский офицер ведет сражение, доказывая, что он – непобедим!

В этой семье трое мужчин. Все – военные: отец Фидаиль Султанович – гвардии подполковник, многие годы служил в Закавказье заместителем командира 370-го мотострелкового полка по политической части. Этот полк, кстати, был в свое время сформирован на базе 112-й (16-й гвардейской) Башкирской кавалерийской дивизии. Служба проходила в Армении, Грузии, Азербайджане. Оба сына родились в Ереване. Затем семья переезжает в Уфу. Оба сына стали военными по зову сердца. Оба – отличники в учебе. Самая большая гордость отца. Старший сын – Альберт Фидаилович окончил Киевское высшее инженерное радиотехническое училище и Харьковскую академию ПВО, в настоящее время служит в Подмосковье. Младший сын – Шамиль Фидаилович начинал образование в тогда еще Башкирском медицинском институте, а закончил в Куйбышевской военно-медицинской академии имени Д.И.Ульянова, выбрав службу военного медика. Майор медицинской службы. В Афганистан был направлен в 1985 году. В качестве врача много ездил по отдаленным кишлакам, оказывая медицинскую помощь местному населению. Был тяжело ранен. Награжден орденом Красной Звезды. Но сказать о его судьбе только это – значит не сказать практически ничего…

 

31 декабря 1986 года вся семья должна была собраться за новогодним столом. Но случилось иначе.

30 декабря нежданная телеграмма заставила отца измениться в лице. От праздничного настроения не осталось и следа. «Ваш сын тяжело  ранен. Находится в реанимации в Ташкентском военном госпитале». С этого момента для семьи Хабибуллиных начался новый отсчет времени: до и после ранения сына. Началась настоящее сражение за его жизнь. И ведут это сражение все трое: сын, отец и мама – Венера Барыевна. И длится это сражение изо дня в день вот уже 24 года…

Праздник остался за окнами соседних квартир, но Фидаиль Султанович понимал: поддаваться горю нельзя, нельзя просто сидеть сложа руки и чего-то ждать: он должен быть рядом с сыном! Но как? В новогодние дни ни до кого не достучаться и не дозвониться… Однако, как человек военный, отец знал, что в одном учреждении в любое время телефонную трубку обязательно поднимут, выслушают и примут решение. И это учреждение – Военный комиссариат Республики Башкортостан.

– Александр Алексеевич, прошу ваш резервный билет!  – обратился Фидаиль Султанович к военному комиссару республики А.А.Бойко. И вот отец уже в самолете. Через несколько часов, уже 1 января 1987 года, сбегая по трапу самолета в Ташкенте, думал только об одном: «Я должен успеть…»

А там, в Ташкентском военном госпитале, тоже праздничные выходные дни: из медицинского персонала – только дежурные врачи. Военная форма помогла Фидаилю Султановичу  проходить даже через наглухо закрытые для штатских двери. И вот он беседует с врачом, отвечающим за реанимационную.

– Я должен видеть сына! Я должен видеть сына!

Суровый реаниматолог не мог сопротивляться отцовскому натиску. Пройдя все санитарные кордоны и выполнив все санитарные требования, с ног до головы облачившись в стерильные хирургические одежды, Фидаиль Султанович стоял у койки сына.

– Сынок! Сынок! Это я, папа…

Но сын не узнавал отца. Сказывалось все: и тяжесть ранения и интенсивность лечения… Но и врачи, и сам Фидаиль Султанович понимали: лечение должно пойти лучше, если память и сознание восстановятся … И тогда отец, сдерживая слезы, стал рассказывать сыну о том, как они планировали вместе встречать Новогодний праздник, о том, как год назад провожали его в афганскую командировку и еще о том, о чем могут вспомнить только любящий отец и любящий сын… Постепенно память и сознание начали возвращаться…

И это была их первая общая маленькая победа. Появилась надежда.

…26 декабря на российскую военную базу в районе афганского города Шиндант было совершено нападение. Четыре пули автоматной очереди прошили Шамилю Султанову брюшную полость и спину, одна раздробила позвоночник. Две пули прошли по самому краю жизненно важных органов. Одна чуть миновала сердце. Три дня он находился в полевой палатке. Здесь боевой товарищ – тоже военврач – делал ему переливание крови, все, что было тогда в его силах, для спасения жизни Шамиля. Затем – эвакуация в Ташкент…

В Ташкентском госпитале последовала сложная операция. Началось лечение. Но шло оно очень трудно. Порой жизнь сына спасало только то, что рядом были отец и мама.

…В один из самых черных дней давление упало практически до возможного нуля, температура тела снизилась до 34-х градусов, Шамиль, как врач, понимал: он умирает. Едва шевелящимися губами он прощался с родителями: «Я кончаюсь. Ничего… Поплачите, потом полегчает, прощайте…» И все же, даже в израненном, умирающем теле жила надежда: последние его слова перед тем, как потерять сознание, были обращены к медицинской сестре: «Сделай укол…» и назвал наименование лекарства…

В ответ на полные мольбы за сына взгляды родителей растерявшаяся медицинская сестричка взмахнула руками:

- Я не могу! Не назначено!

Не помня себя, отец оказался во дворе госпиталя. На его полный ужаса крик примчался врач другого отделения госпиталя.

- В чем дело?

- У меня сын умирает!

Через мгновение опытный врач оценил обстановку. Еще через мгновение он стоял у койки Шамиля. Один за другим он под свою личную ответственность сделал восемь уколов того самого лекарственного средства, которое назначил себе теряющий сознание Шамиль. Потянулись секунды и минуты ожидания. Жизнь возвращалась.

Так Шамиль Фидаилович пережил первую клиническую смерть.

Потом неожиданно начался отек легких. Вторая клиническая смерть. И снова победили воля и мужество офицера, опыт военных медиков.

Но и это было только начало. Особенно большие опасения вызывал анализ крови: белок упал до 26-ти при норме более 80 граммов… Было необходимо усиленное, но правильное питание. Подсказывали врачи. Местные аксакалы тоже знали родительскую беду, поэтому на рынке Фидаилю Султановичу предлагали только самое лучшее. Родители кормили с сына ложечки. К Шамилю стали возвращаться силы. И снова все вместе они победили.

Однажды отец подсчитал: сыну, наряду с правильным усиленным питанием, приходилось принимать 33 вида различных лекарственных средств.

Но, примерно в это же самое время, врачи Ташкентского госпиталя признались, что сделать большее – они не в силах. «Вам нужно в Москву, в госпиталь имени Бурденко…». Направление было получено, но… в другой московский госпиталь. Отец же настаивал на своем. И вот Ил-86, на котором, вместо двух рядов пассажирских кресел, расположились носилки с раненым российским офицером, взял курс на Москву. Рядом с кислородной подушкой был отец. В московском аэропорту их ждал автомобиль и сопровождение. Сирена с мигалкой позволяла военным мчаться по Москве, не обращая внимание на светофоры. В госпитале им. Н.Н.Бурденко Шамиль Фидаилович проходил лечение с 1987 по 1991 год. И все это время рядом были родители. В поиске необходимых лекарств Фидаиль Султанович изучил всю Москву. Одно из лекарств, спасшее сыну в очередной раз жизнь, удалось найти только с помощью сотрудников посольства Индии.

Затем – Уфа. Эстафету московских медиков приняли врачи 21-й, 6-й больницы, РКБ. На какое-то время наступило относительное облегчение. Шамиль Фидаилович, пользуясь ручным управлением, даже водил выданный ему тогда, двадцать лет назад, автомобиль «Запорожец». Однако тяжелейшее ранение не давало о себе забывать.

Прогрессировал остеомиелит. На определенном этапе лечения потребовалась пересадка кожи. Врачи стали искать добровольцев. Вызвался один из военнослужащих – тоже ветеран Афганистана. Узнав об этом, Шамиль Фидаилович категорически отказался принять такую помощь. Кожу для лечения одной из своих ран он потребовал взять со своего же собственного тела. Но болезнь не отступала. Одну из ног пришлось ампутировать…

Сегодня Шамиль Фидаилович продолжает борьбу с болезнями и травмами, вызванными боевым ранением…

Кажется, что нет ничего, что могло бы сломить стальную волю этого человека.

Жизнь-подвиг продолжается… Жизнь – пример, как в любых тяжелейших обстоятельствах оставаться человеком. Этот «неизвестный» подвиг сравним с другими, самыми известными в истории нашей страны подвигами стойкости и человеческого мужества. Например, с подвигом Алексея Маресьева… Другое время, другие обстоятельства. Только масштаб личности – тот же!

Да, ЖИЗНЬ героя продолжается и это – ГЛАВНОЕ! И это – уже ПОБЕДА!

Дмитрий ДЕНИСОВ.

От автора.

Кому-то может показаться, что повествование  заканчивается как-то неожиданно, что называется – на полуслове… Так оно и есть. Ведь человек ежедневно ведет бой. Бой не предсказуем. Предсказуема только его ПОБЕДА.

Сегодня Шамиль Фидаилович, человек огромного солдатского мужества,  настоящей офицерской чести и великой человеческой стойкости, продолжает вести борьбу за полноценную жизнь. Еще сравнительно недавно он был гостеприимным хозяином и душой любой товарищеской встречи. Но сегодня ему, быть может, труднее всего… Рядом с ним врачи участковой больницы и родители. И рассказали мы о судьбе российского офицера Шамиля Фидаиловича Хабибуллина по многим причинам. Жизненный подвиг этого необыкновенно мужественного человека может послужить уроком любому из нас, кому кажется, что его трудности или проблемы самые сложные: ой-ли!

И еще – чем мы можем помочь? Шамиль Фидаилович ни за что не простит нам банальной жалости. Человек такого великого МУЖЕСТВА в банальной жалости не нуждается. И если кому-то покажется, что наш рассказ слишком детален, мы скажем, что нет, многие эпизоды сражения за жизнь Шамиля Фидаиловича мы не включили в наше повествование, чтобы не травмировать чью-нибудь нежную кожу…

Мы сможем помочь по-другому: мы можем помочь тем, что пример этого мужественного человека привлечет внимание к нуждам и других его боевых товарищей – защитников Отечества, прежде всего тех, кто так же, как и он, прикован к постели в результате боевых ранений. Судите сами.

Во-первых, пенсии в 10 -11 тысяч рублей не всегда хватает даже на лекарства и оплату коммунальных услуг. О каком полноценном питании и других условиях полноценной жизни может идти речь?

Во-вторых, людям с такого рода травмами, необходим специальный вид кровати-трансформера типа «функциональная 4-х секционная палатная кроватьс электрическим приводом для регулировки высоты, спинной и тазобедренной (ножной) секции и угла Тренделенбург».

В-третьих, реабилитация инвалидов, вынужденных вести неподвижный образ жизни, невозможна без эффективной связи с внешним миром, широкого общения, реализации личных интересов и защиты личных прав.  А это значит, что каждому из них необходим современный компьютер и подключение к сети Интернет. С Интернетом сегодня, кстати, так или иначе связано едва ли не более 50 процентов всех видов трудовой деятельности.

И, наконец, в-четвертых. Гражданская инициатива, выраженная в создании республиканского Координационного совета общественных организаций ветеранов боевых действий, может создать условия для многих полезных дел. Например, Уфимское отделение БРО РСВА и РОО «Ветеран» инициировали проведение в 2011 году акции «Ветераны – ветеранам». В рамках этой акции, например,  формируются продуктовые наборы от одной до двух тысяч рублей для тех, кому труднее всего.  А что же наши государственные структуры? Неужели они останутся в стороне и останутся глухи к подобным инициативам?

Опубликовано 10 марта 2011 в рубрике Жизнь - подвиг

Подписка

Важные страницы

Все рубрики