Ноябрь
пн вт ср чт пт сб вс
    01 02 03 04 05
06 07 08 09 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      
Газета ветеранского и патриотического движения Башкортостана

О самом главном

О самом главном

Франц КЛИНЦЕВИЧ: «У каждого солдата своя война»

Франц Адамович Клинцевич — депутат Государственной думы Российской Федерации, заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе РФ, член комитета Государственной Думы по обороне, член Президиума Генерально¬го совета Общероссийской политической партии «Единая Россия», председатель комиссии по содействию решения проблем пенсионеров и ветеранов. Выполнял интернациональный долг в Афганистане с июля 1986 г. по август 1988 г. в составе 345 отдельно¬го парашютно-десантного полка. Награж¬ден двумя орденами Красной Звезды, ор¬денами Почета, Дружбы, орденом Почета Республики Беларусь, орденом «Звезда» III степени Демократической Республики Афганистан, медалями. Уволен в запас из рядов Вооруженных Сил РФ в 1997 г. Полковник запаса. Лидер Общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана».

 

Нет нужды пояснять, что Российский союз ветеранов Афганистана — самое мощное и организованное из всех существующих сегодня в стране ветеранских движений и общественных организаций военно-патриотической направленности. Наша короткая беседа с Францем Клинцевичем лишний раз подтвердила основу этого успеха.

Мы изначально ставили своей целью всемерно способствовать адаптации в обще­стве людей, прошедших войну. Создавали организацию именно для людей, а не со­бирали людей ради создания очередной ор­ганизации... Эта цель была понятна солда­там и офицерам, прошедшим через горнило Афганистана, и мы от нее не отступали, что и привело к укреплению нашего авторитета в обществе. Повторюсь — ни организации как таковая, ни ее авторитет и ее влияние никог­да не были самоцелью. Мы были проводни­ком для коммуникации между различными группами в обществе, в стране, организато­рами равноправного и заинтересованного диалога. Кроме того, ставили во главу угла и воспитательные цели, обращая особое, са­мое пристальное внимание на подрастающее поколение защитников Родины.

— РСВА, по всеобщему признанию, существенно помогла государству и об­ществу адаптировать солдат и офицеров после воны к мирной жизни, сняв огром­ное количество социальных, моральных и иных проблем. Однако, прямо по Высоц­кому: «Мы не успели оглянуться, а сыно­вья уходят в бой...». Ваш опыт учитывает­ся другими ветеранскими сообществами?

— Конечно, учитывается. Да и не может быть иначе: все меньше и меньше остается ветеранов Великов Отечественной, а наше поколение было самым массовым среди ныне живущих, кто прошел через войну. Мы совершенно открыты не только для вступле­ния в наши ряды, но и для тиражирования нашего опыта, обмена мнениями. Можем оградить от ошибок становления, неизбежных в каждой молодой организации «болезней роста», подсказать наиболее рациональные пути, просто поделиться своими организационны­ми и методическими наработками.

— Это ведь не «застывший» процесс?

— Конечно, нет. В наше постоянной и разнообразной работе самое активное уча­стие принимают руководители и члены ор­ганизации на местах, представители самых различных ветеранских организаций, военно-патриотических клубов. В общении и дискуссиях люди получают возможность выступать, обозначать наиболее острые проблемы, с которыми они сталкиваются в наше непростое время. Мы стараемся вовремя узнать, какие проблемы для них сегодня особенно акту­альны и стараемся решить их совместными усилиями — нашей общественной организа­ции, государства, органов власти на местах.

На встречах с активом ветеранских организаций мы постоянно обсуждаем их про­блемы местных организаций, рассматриваем вопросы по их укреплению. Немало кон­структивных подходов и идей, инициированных непосредственно на местах, нам удалось не только декларировать, но и главное — решать на практике. В том числе, активно развиваются и реализуются наши дальнейшие планы по решению вопросов по семьям погибших, по инвалидам, по реализации тех льготных возможностей, которые должны быть, но не всегда решаются в реальной жизни.

— Афганская война все дальше, локальных войн и конфликтов в историческом списке все больше. Глядя на вас и вашу организацию, объективно нарастает про­цесс формирования новых общественных объединений. Если «молодая « орга­низация стремится не просто перенять опыт или чему-то научиться, а напрямую просит возможности влиться в ваши ряды?

— Мы совершенно открыты для этого вступления. Но ни форсировать, ни формализо­вать это процесс не будем. По чисто объективным причинам: у каждого солдата — своя война. Нельзя объять необъятное — афганская война и контртеррористическая операция в Чечне, миротворческие операции в Боснии, Северной Осетии или прекращение граж­данской войны в Таджикистане — все это очень и очень разные события.

Разные исторические промежутки, разное время, разные люди и совершенно разная специфика. В том числе и по родам войск. Образно говоря, не всякий танкист поймет гранатометчика, а летчик — зенитчика...

Тем не менее, вопрос объединения ветеранских организаций существует и возник далеко не сегодня. Развитие общества объективно подталкивает нас к его решению. Мы четко осознаем, что как «идея» — это уже вполне назревший вопрос. В том числе и с учетом мирового опыта.

— Вы согласились с тем, что идея «назрела». Однако ветераны Афганистана пока не замечены в ее активном лоббировании... Почему?

— Брать этот процесс конкретно «под крыло» РСВА мы не планируем. В том числе и по причинам, названным выше. Кроме того, есть и причины более широкого, политиче­ского и государственного уровня. Для решения подобных вопросов нужна политическая воля руководства страны — поскольку ветеранское движение по сути своей затрагивает и влияет на большие массы людей.

Конечно, на очередном нашем съезде в марте будущего года «объединительная» тема обязательно прозвучит, и я убежден, что прозвучит на высоком уровне и в самом конструктивном плане. Однако я настороженно отношусь к шапкозакидательским на­строениям и скороспелым призывам к объединению всего и вся: убежден, что говорить о конкретных организационных формах и структуре еще рано. Возможно, этот процесс в конечном итоге выльется в создание министерства по делам ветеранов. Может быть, государственного комитета. Могут быть и иные формы — как общественные, общерос­сийского уровня, так и государственные. Может быть, промежуточные. Видите, вариан­тов множество. Такой сложный процесс, тем более с учетом его реального влияния на социальную обстановку в стране, не может быть спонтанным или непродуманным.

— Спасибо за беседу!

Подписка

Важные страницы

Все рубрики