Декабрь
пн вт ср чт пт сб вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Газета ветеранского и патриотического движения Башкортостана

Афганистан хотел бы говорить по-русски

Афганистан хотел бы говорить по-русски

С заведующим кафедрой русского языка и литературы Кабульского университета г-ном Джаном КУЧАЕМ беседует Вячеслав Некрасов, ответственный секретарь Группы Совета Федерации по сотрудничеству с Национальным Собранием ИРА

Афганистан одна из беднейших в мире стран, но на его территории уже длительное время зреют и прорываются процессы, от которых у мирового сообщества нарастает головная боль. Ясно, что после бесславного вывода иностранных войск эти процессы будут только нарастать. Как минимум, это грозит талибанизацией всей страны, а затем и соседних государств – Узбекистана, Таджикистана, безусловно, эта волна докатится и до России. Прятать голову в песок в этих условиях – позиция более, чем близорукая.

В то же время, усилить свое влияние в этом регионе России гораздо легче, чем кому– либо. Причем чаще всего это не требует каких– то фундаментальных затрат. Заокеанские "борцы за демократию" в силу своей эгоистичной политики сумели так восстановить против себя население Афганистана, что Россия там теперь один из самых желанных партнеров.

В свое время мы заложили там многие отрасли экономики, построили 143 крупных предприятия, но, может быть, самое главное мы фактически заново воспитали там интеллигенцию, сформировали элиту страну. В Советском Союзе прошло подготовку более 100 тысяч афганцев из всех сфер жизни. Абсолютное большинство из них до сих пор остается нашими друзьями. Часто бывая в Афганистане, я не упускаю возможности с ними пообщаться.

Один из моих давних приятелей Джан Кучай, заведующий кафедрой русского языка и литературы Кабульского университета. Выполняя просьбу газеты "Боевая высота", беру у него интервью, которое целиком подтверждает сказанные выше слова.

– Устод, (в переводе с дари – учитель, прим. авт.) в 1980–е годы вы закончили Воронежский университет. Расскажите, как сложилась ваша судьба после возвращения родину?

– Во время учебы я с большим интересом изучал историю вашей страны, читал бессмертные произведения Пушкина, Толстого, Достоевского, проникся глубоким к ним уважением. После возвращения в Афганистан я целиком посвятил себя популяризации русского языка и культуры в своей стране. Причем делал эту работу при всех режимах, включая моджахедов и талибов. За свои убеждения сильно пострадал. Талибы подвергли меня жестоким побоям, сломали руку, выбили глаз, посадили в тюрьму, где я провел почти четыре года, но не изменил своих убеждений.

Новая власть также попыталась закрыть кафедру русского языка, но я лично пошел к министру высшего образования и заявил, что это не его компетенция, вопрос об изменении структуры учебного заведения должен решаться Ученым советом Кабульского университета. Так кафедра была спасена. За стойкость и мужество в продвижении русского языка президент Дмитрий Медведев в 2010 году вручил мне медаль имени А.С. Пушкина.

– А есть ли интерес у нынешней молодежи к русскому языку?

– Сейчас в Афганистане тысячи молодых людей стремятся к изучению вашего языка, культуры, истории российско– афганских отношений, но удовлетворить этот интерес, к сожалению, не представляется возможным. Главная причина – крайне низкое техническое и материальное оснащение учебных аудиторий возглавляемой мной кафедры. У нас не хватает самых необходимых вещей – литературы, компьютеров, проекторов, электронных досок, лингафонного оборудования.

Еще хуже ситуация в других учебных заведениях, где также пытаются преподавать русский язык. Среди них: Кабульский политехнический университет, который в 70– х годах целиком построил Советский Союз, Кабульский педагогический институт, Институт нефти и газа в Мазари– Шарифе, Кабульский техникум Джанголак и другие.

Особенно удручающе это выглядит на фоне других языковых кафедр, которым помогают соответствующие страны. Германия, Китай, США, Турция, Франция и другие строят целые учебные корпуса, оборудуют лингафонные классы, направляют своих специалистов, обеспечивают полноценные условия для стажировки, выплачивают стипендии, присылают литературу.

Мои прямые обращения в Министерство образования и науки РФ, другие ваши федеральные органы каких– то заметных результатов не дали. Некоторую помощь и внимание оказало Посольство России в Афганистане, Фонд "Русский мир" во главе с В. Никоновым, но их возможности ограничены. В результате, к нашему большому сожалению, всплеск интереса к России у молодежи пошел на спад, центры обучения русскому языку начинают закрываться.

– Приходят ли к вам работать молодые афганские специалисты, которые в последние годы прошли подготовку в России?

– Да, между нашими странами есть соглашение об обучении афганских молодых людей, выделена квота в сто человек. Желающих попасть в эту сотню очень много, все хотят стать компьютерщиками, финансистами, инженерами и мало кто преподавателями. Но здесь другая проблема. Получить реальное образование удается далеко не всем. Очень часто наши студенты не имеют возможности платить за дорогу, проживание, медицинское обслуживание, учебники. Хотя их отчасти поддерживает Афганский деловой центр в Москве во главе с Надир Шахом, но все же многие вынуждены бросать учебу и возвращаться домой либо работать на рынках. Лучше, на мой взгляд, или сократить квоту и за счет этого увеличить расходы на каждого студента, или выделить дополнительные средства, чтобы афганцы могли получить полноценное образование. Это лишь повысит их уважение к вашей стране.

– Некоторые ректоры афганских вузов говорили мне о необходимости возрождения с Россией былых культурных и гуманитарных связей. Как вы к этому относитесь?

– Конечно, с большой поддержкой! Давно назрела потребность создать в Афганистане ассоциацию выпускников советских и российских вузов, организовать культурные центры, где можно было бы показывать фильмы, вести занятия по изучению русского языка, приглашать лекторов, концертные бригады, привозить книги, газеты, учебники. Ректоры многих кабульских вузов готовы предоставить для этого необходимые площади. Такие меры не требуют крупных финансовых вложений, но будут иметь большой позитивный эффект для вашей страны.

Вот такой получился невеселый разговор. Конечно, многие эти проблемы можно было бы решить, воссоздав в Кабуле былой Дом советской науки и культуры. В свое время это было красивейшее здание, сейчас это заброшенные развалины, притон наркоманов и бездомных. Находится оно в престижном районе Дар– уль Аман, неподалеку от нашего посольства и афганского парламента, земля передана в собственность России. Его все теснее обступают фешенебельные здания министерств, банков, жилых домов. Афганцы обнесли территорию забором, выставили было охрану, но, так и не дождавшись хозяев, сняли.

Несколько лет назад наше правительство приняло решение создать на этом месте Российский культурный центр, выделило немалые средства, назначило подрядчика, и воз, кажется, сдвинулся. По крайней мере, захлопотали комиссии, утверждается проект, к концу 2014 года объект должен быть введен.

– В конце беседы задаю Джан Кучаю еще один вопрос: Вы не потеряли надежду?

– Потерять надежду, значит умереть. У вас скоро выборы президента. Мы надеемся, что их выиграет Владимир Путин. Когда– то он поднял Россию с колен, заставил нас вспомнить русский язык, думаю, он не отвернется от Афганистана.

Кабул – Джелалабад – Герат.

НА ФОТО: г-н Джан Кучай; В.М.Некрасов.

Подписка

Важные страницы

Все рубрики