Июль
пн вт ср чт пт сб вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            
Газета ветеранского и патриотического движения Башкортостана

Сколько обещанного ждать?

Сколько обещанного ждать?

Героями не рождаются. Это верно. А как ими становятся? И всех ли героев нашла заслуженная награда или — пусть не награда, а заслуженное признание, наконец, элементарное уважение к солдатскому долгу, выполненному ими с честью и достоинством?

С Юлаем Суюндуковичем Самарбаевым мы познакомились случайно, если что-то в этой жизни вообще происходит случайно… Ветеран Афганистана, в составе Ограниченного контингента Советских Войск в Афганистане проходил службу с 1980 по 1982-й год. Командир отделения 149 мото-стрелкового полка, который в эти годы дислоцировался в Кундузе.

За два года службы много чего повидал ветеран, а самые яркие, но в то же время и самые тяжелые воспоминания остались от событий, свидетелем и участником которых он стал перед самой демобилизацией. Именно тогда, в 1982 году, как и тысячам других молодых ребят, он принимал участие в одной из первых Панджшерских операций.

Ветераны, которые действительно знают войну не по отдаленным раскатам артиллерийских обстрелов, а шедшие в первых рядах и сражавшиеся с противником лицом к лицу, не любят вспоминать о былом. Вот и Юлай Суюндукович свои военные воспоминания ограничивает словами:

— Моя часть входила в ущелье численностью человек восемьдесят, а выходили уже значительно меньшим составом, вот и судите сами…

Иногда даже самые скупые слова говорят больше, чем пространные рассказы ни о чем. И это сражение за Панджшер было одним из самых кровопролитных.

Панджшерская операция1982 года проводилась с 16 мая по июнь 1982. В ней было задействовано тридцать шесть батальонов, из них двадцать афганских и шестнадцать советских, общей численностью около двенадцати тысяч человек, 320 единиц бронетехники, 155 орудий и минометов, 104 вертолета, 26 самолетов. Это к сведению тех, кому кажется, что та война была какой-то ненастоящей…

В течение первого дня операции в четыре зоны на глубину от 40 до 100 километров было высажено еще шесть батальонов, во второй и последующие дни - еще по два. Затем было осуществлено десантирование в приграничные с Пакистаном районы Эвим, Шархан, что дало возможность закрыть "горло" Панджшера, захватить узел дорог и долин, через который шла основная масса караванов с оружием и боеприпасами из Пакистана, а обратно - лазурит, изумруды и опиум.

Некоторые десанты попали в трудное положение, поскольку душманы, пытаясь вырваться из окружения, сражались отчаянно, вступая даже в рукопашный бой. Кстати, именно в этот год и именно в этих местах мотострелковый батальон майора Р.С. Аушева спас от разгрома целый парашютно-десантный полк, высаженный восточнее кишлака Руха. Некоторые части, как та рота, в которой служил сержант Юлай Самарбаев, выходили из боестолкновений со значительными потерями…

За геройское участие в боях Юлай Самарбаев был представлен к правительственной награде. Но крепкое словцо в адрес какого-то вышестоящего начальника обесценило в глазах командования солдатские подвиги. Так заслуженная награда не украсила грудь героя… Впрочем, дело почти обычное: там о наградах бойцы редко задумывались, чаще о другом: о семье, о том, как бы вернуться домой целым и невредимым. В этом смысле, солдатское везение - лучшая награда.

А пока - ветераны возвращались домой. Нужно было отставить прошлое и думать о будущем, строить его не покладая рук. А  рукам не помешает умная голова. И Юлай пошел учиться. Окончил тогда Башкирский аграрный институт (ныне - университет) по факультету механизации. Теперь же и сам преподает в Баймакском филиале Уфимского топливно-энергетического колледжа.

Состоялась жизнь, состоялась семья: младший — сын Салават, старшая - дочь Гульфия, уже студентка Уфимского авиационно-технического университета, хранительница домашнего очага - жена Венера. Вот только… И если читатель предчувствует, что далее речь пойдет о самом больном вопросе - жилищном, то… он, конечно прав. Но вопрос этот мы поставим несколько в ином аспекте.

Дело в том, что сравнительно недавно под патронатом местного межрайонного военкомата обследовались на предмет обеспеченности жильем семьи ветеранов боевых действий. Семья Самарбаевых, разумеется, тоже попала в их число. Комиссия установила, что четыре члена семьи ветерана боевых действий вынуждены проживать на 20-ти квадратных метрах, что разумеется, не соответствует никаким нормам. Все документы были собраны, оформлены и отправлены по инстанциям «на самый верх». Вот только с тех пор по данному вопросу никакой ясности как не было, так и нет. Не помогли и обращения за разъяснениями в межрайонный военкомат.

В связи с этим хотелось бы обратиться к тем, кто этой проблемой занимается, а именно, в тот же самый межрайонный военкомат, с вопросом о судьбе данной инициативы. И мы это обязательно сделаем, если обещанный ветеранам ответ будет по-прежнему затягиваться.

А закончить свой рассказ хотелось бы словами командира 149-го Гвардейского мотострелкового полка (в котором как раз и служил Юлай Самарбаев) генерал-полковника А. И.Скородумова: "Передо мной всегда безгранично дорогими воспоминаниями предстают лица солдат 149-го Гвардейского мотострелкового полка, которыми мне выпала честь командовать в Афганистане. Они прошли со мной сквозь горнило той тяжелой войны и вынесли на своих юношеских плечах всю тяжесть этого непростого, а порой и неблагодарного труда. Но на всю оставшуюся жизнь они для меня - особая гордость, эталон высочайшего мужества и героизма". Вот бы всем, кто в ответе за судьбы ветеранов, привить такое чувство уважения к их беззаветному подвигу во имя Родины. И тогда многие вопросы, в том числе - самые животрепещущие,  не откладывались бы долгий ящик.

Дмитрий НИКОЛАЕВ.

Подписка

Важные страницы

Все рубрики